Незримая и неотвратимая ответственность

Незримая и неотвратимая ответственность

В жизни нормальных и воспитанных людей принято извиняться. Мы это делаем, когда случайно наступаем кому-нибудь на ногу в метро, опаздываем на встречу, обижаем кого-либо. Желание извиниться выступает как внутренняя потребность воспитанного человека. Но имеются случаи, когда обязанность извиняться строго прописана в законе.

Согласно ч.1 ст.136 УПК РФ нематериальной формой компенсации морального вреда служит принесение прокурором от имени государства официального извинения реабилитированному за причиненный ему вред. Возложение этой обязанности именно на прокурора обусловлено выполнением прокурором от имени государства уголовного преследования, а также надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Судя по примерам из практики, прокурорам извиняться не очень то и хочется. Генеральный прокурор РФ Юрия Чайка полагает, что с учетом последних изменений в законодательстве, извиняться перед гражданами, которые незаконно привлекались к уголовной ответственности, должны не только прокуроры, но и руководители следственных подразделений, на которых по новому закону возложена значительная ответственность.

Очень познавательным и знаковым в этом отношении является постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17 апреля 2013 г. N 328-П12ПР. Суть дела такова:

постановлением судьи Красноярского краевого суда от 6 июня 2012 года за Иванушкиным П.Ю. признано право на частичную реабилитацию с возложением обязанности на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу принести ему официальное извинение от имени государства. Определяя должностное лицо, обязанное приносить извинения, суд исходил из того, что именно этот прокурор утвердил обвинительное заключение по делу, по которому обвиняемый впоследствии был оправдан.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому федеральному округу приносить извинения не желал, и по его указанию было внесено кассационное представление на данное постановление, которое Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 сентября 2012 года оставлено без удовлетворения, а постановление оставлено без изменения и вступило в законную силу.

Не смотря на это, высокий прокурорский руководитель приносить извинения по-прежнему не желал и, проявляя настойчивость достойную лучшего применения, инициировал надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в Президиум Верховного Суда РФ.

Удовлетворяя надзорное представление прокурора, высший суд России указал: «Следовательно, указание суда о возложении обязанности принесения извинения от имени государства на заместителя Генерального прокурора Российской Федерации по Сибирскому Федеральному округу в связи с тем, что он утверждал обвинительное заключение, противоречит приведенным положениям уголовно-процессуального закона, поэтому постановление в этой части подлежит отмене, а производство в этой же части – прекращению».Из смысла надзорного постановления следует, что часть 1 ст. 136 УПК РФ не предусматривает полномочий суда по возложению обязанности принесения извинений на конкретного прокурора, а поэтому возложение ее на прокурора, который утверждал обвинительное заключение, противоречит закону.

На мой взгляд, приведенная аргументация не совсем соответствует п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. N 17 г. Москва «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»: «Если вопрос о принесении извинения прокурором поставлен реабилитированным перед судом, суд возлагает исполнение такой обязанности на прокурора соответствующего уровня, о чем указывает в постановлении».Как видно, Пленум ВС РФ все же определил ответственного за принесение извинений прокурора, указав на прокурора соответствующего уровня.

Небезынтересно, что ровно за 10 лет до вынесения надзорного постановления Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 апреля 2003 г., рассматривая кассационное представление не желавшего приносить извинения прокурора Омской области, пришла к принципиально иным выводам: «Доводы представления прокурора о том, что извинение Федоренко должен приносить не прокурор Омской области, а прокуратура Омской области, не основаны на законе и противоречат ч. 1 ст. 136 УПК РФ. Закон не указывает, какой именно прокурор должен от имени государства принести извинение. Однако, поскольку постановление судьи должно быть конкретным и не порождать неясностей при его исполнении, указание в постановлении судьи, на какого прокурора он возложил исполнение такой обязанности (с учетом мнения реабилитированного), не противоречит закону».(Кассационное Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 апреля 2003 г. N 50-о03-16).

Действительно ч. 1 ст.136 УПК РФ говорит об обязанности прокурора принести извинения реабилитированному за причиненный вред, не уточняя, какому прокурору именно.

Однако на первый взгляд недостаточно определенная процессуальная норма представляется вполне приемлемой для использования.

Так, в ней говорится о необходимости принесения извинений оправданному за причиненный ему вред.

Исходя из правила виновной ответственности и здравого смысла, извинения должен приносить именно тот прокурор, действиями или бездействиями которого и причинен вред.

Это может быть прокурор города (района), субъекта, который утверждал обвинительное заключение и направлял дело в суд, когда был полномочен не утверждать обвинительное заключение и вернуть уголовное дело в следственный орган с указаниями о необходимости его прекращения.

Это также может быть прокурор (помощник прокурора), который поддерживал обвинение в суде, в прениях просил вынести обвинительный приговор, вносил апелляционное представление на оправдательный приговор суда, когда был обязан в ходе судебного разбирательства отказаться от поддержания обвинения.

Именно эти должностные лица прокуратуры и причинили реабилитированному моральный вред, и именно от них он мог бы ждать принесения извинений. В данном случае разумным представляется аргументация Верховного суда РФ в определении от 17 апреля 2003 г., в котором признана необходимость учета и мнения реабилитированного. Хотя и закон не предусматривает учет этого мнения, тем не менее, Верховный суд в своем раннем акте истолковал эту норму шире исходя из ее логического смысла и основного предназначения.

В практике судов субъектов имелись и иные судебные прецеденты.

Так, согласно определения Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 1 декабря 2011г.: «Суду следовало обязанность принести истцу извинение возложить на прокурора этой прокуратуры, т.е. Ленинского района г. Самары, а не на прокурора Самарской области. При этом не имеет значение, в какой форме оно будут принесено. Принесение извинения, в порядке ст. 136 ГПК РФ, публично законом не предусмотрено». Определением Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 29.05.2012 отменено решение Миасского городского суда Челябинской области от 01.03.2012 в части удовлетворения исковых требований Васева И.В. о возложении обязанности на прокурора принести официальные извинения в связи с реабилитацией по уголовному делу: «Если вопрос о принесении извинения прокурором поставлен реабилитированным перед судом, суд возлагает исполнение такой обязанности на прокурора соответствующего уровня, о чем указывает в постановлении».17 апреля 2013г. Верховный суд России вынес решение достаточно странное не только с правовой, но и с моральной точки зрения. Генеральная прокуратура России успешно отстояла позицию, в соответствии с которой виновный в незаконном привлечении прокурор должен сам определять, какому нижестоящему прокурору он поручит эту не очень приятную для него повинность. Но ведь пострадал гражданин именно от рук конкретного прокурора, ему именно от него необходимы извинения, для чего ему извинения от незнакомого и ни в чем не повинного прокурора?

В данном случае девальвируется истинное предназначение важной процедуры, поскольку моральный вред может быть компенсирован только при покаянии виновных. По этой причине представляется не убедительным используемый довод о том, что признание допущенной ошибки прокурором от имени государства, а не конкретным должностным лицом, фактически ее допустившим, свидетельствует об официальном характере процедуры.

Если посмотреть на нравственную составляющую, то сама постановка перед Верховным судом такого вопроса представляется крайне неудачной и не выдерживает элементарной человеческой критики.

Не сложно догадаться, что именно амбиции высокого прокурорского руководителя, не пожелавшего извиняться перед простым гражданином, и явились той движущей силой, которая заставила Высший суд России рассматривать это обращение.

Формально представление аргументировано тем, что нарушены требования статьи, которая не предусматривает указания на конкретного прокурора, обязанного принести извинения, а Красноярский судья указал именно на конкретного. Но разве это есть такой принципиальный правовой спор между самыми влиятельными юридическими ведомствами страны, который следовало бы переносить в Президиум Верховного Суда РФ? В итоге получилось так, что высокопоставленный прокурор не хотел извиняться, а Верховный суд России избавил его от такой обязанности.

Сильно контрастирует с этим поведение Чеховского героя Ивана Дмитриевича Червякова из его рассказа «Смерть чиновника», который случайно чихнул на лысину статского генерала Бризжалова, а затем, многократно и назойливо приносил извинения пострадавшему но, не встретив понимания со стороны генерала, помер. Хотя и ситуация, описанная классиком, доведена до абсурда, вместе с тем, образ чиновника Червякова вполне мог бы стать востребованным для некоторых современных прокурорских работников.

К сожалению, отечественные чиновники не вполне понимают, что ст.136 ч.1 УПК РФ, с одной стороны, есть способ частично компенсировать причиненный оправданному моральный вред, но с другой стороны – это удобная возможность для виновных хоть как-то загладить допущенный грех.

Грех, являясь религиозно-богословским понятием, представляет собой вольное или невольное нарушение нравственного закона.

Не являясь юридическим понятием, он вместе с тем по своему составу очень схож с составом правонарушения. За допущенное правонарушение наступает юридическая ответственность, но ответственность за совершенный грех представляется не определенной. Многим грешникам кажется, что ее нет вообще. Другие самонадеянно рассчитывают, что наказания можно избежать. Третьим думается, что у властных должностных лиц имеется иммунитет от ответственности за грех.

Человек, прежде чем его оправдали, претерпел колоссальные нравственные страдания, его сначала вырвали из привычного места проживания, разлучили с женой, детьми, родными, лишили работы и заработка, посадили в некомфортные условия холодной камеры, возможно, применяли насилие и подорвали здоровье, отняли любимую еду, заменив ее неприятной и безвкусной баландой, опозорили в обществе, заставили понести значительные материальные расходы, игнорировали его многочисленные жалобы и ходатайства, вместо прекращения его дела направили в суд, в котором справедливость была восстановлена не сразу, а скорее после повторного судебного разбирательства.

Можно ли описать словами все то, что претерпел наш реабилитированный гражданин за время судопроизводства? Ощущая вопиющую несправедливость своего привлечения, он прекрасно отдавал себе отчет в том, какие конкретные человеческие персоналии в этом повинны. Сколько слов проклятий в адрес своих обвинителей, возможно, скажут оправданный и его близкие за время своего несправедливого многомесячного заточения?

Сегодня многие сотрудники правоохранительных органов и суда считают себя христианами, стараются регулярно посещать церкви и соблюдать христианские обычаи. Но знают ли они слова Библии: «Не отвращай очей от просящего и не давай человеку повода проклинать тебя»? А когда, посадив невиновного под стражу, затем стараются любой ценой его оттуда не выпустить, вспоминают ли они слова Библии (Второзаконие 26:16)?: «Мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий, делающий неправду»а также: «Горе, замышляющим беззаконие и на ложах своих придумывающих злодеяния, которые совершают утром на рассвете, потому что есть в руке их сила!» (глава 2 Книги Пророка Михея).

Следует признать, что в статье 136 УПК РФ заложено очень важное нравственное содержание. Закон подталкивает виновников к покаянию через принесение извинений. В этом отношении являет собой добрый пример п.1 приказа МВД РФ от 15 августа 2012 г. N 795 «О порядке принесения извинений гражданину, права и свободы которого были нарушены сотрудником полиции»: «Установить, что в соответствии с частью 3 статьи 9 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» извинения гражданину Российской Федерации, иностранному гражданину и лицу без гражданства, права и свободы которого были нарушены сотрудником полиции, приносятся сотрудником полиции, нарушившим права и свободы гражданина, или вышестоящим по отношению к этому сотруднику руководителем (начальником)».Тех должностных лиц, кто вопреки слабеющему голосу своей совести не желает признавать допущенных ошибок, хочется адресовать к другим словам Библии: «…И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут»Евангелие от Луки 12:48

Это вовсе не иммунитет, а, напротив, повышенная ответственность для власть имеющих. Поскольку далеко не для всех Библейские нормы составляют императив, а у каждого человека имеется свобода выбора, то у сомневающихся всегда будет возможность на себе и на своих близких проверить правильность Священного писания.

И если вдруг даже по истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности над их головами разразится сильный гром или сверкнет молния, не стоит удивляться и вопрошать: «За что?».

Не выдают исполнительный лист — арбитражный суд

Уважаемые специалисты,

судья арбитражного суда Московской области очередной раз отказывает в выдаче исполнительного листа. В последнем письме-ответе на мой запрос он ссылается на данные распечатки из базы данных ФГУП «Почта России», якобы подтверждающих получение ИЛ мною. Но парадокс в том, что в этих данных как раз говорится обратное: письмо пришло из Москвы в мой город, но потом было отправлено в Москву из-за истечения срока хранения, в Москве было «вручено адресату». Судья приложил эту распечатку, в которой обвел последнюю операцию и фразу «вручено адресату».

В последнем заявлении на выдачу исполнительного листа я обратил внимание судьи именно на расхождения в трактовке этой фразы и факт возврата письма — все бестолку.

Прошу помочь с советом по этой ситуации, спасибо!

Возмещение вреда здоровью причиненного источником повышенной опасности (ДТП) и компенсация морального вреда

РЕШЕНИЕ

 ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

00. 00. 2014 года

Хорошевский районный суд г. Москвы

В составе председательствующего судьи Л-й

С участием прокурора

При секретаре

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № Х-ХХ/14 по иску П-ой к ОАО СГ «МСК», ГУП «Мосгортранс» о возмещении вреда здоровью, взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

П-на А.И. обратилась в суд с иском к ответчикам ОАО СГ «МСК», ГУП «Мосгортранс» о возмещении вреда здоровью, взыскании компенсации морального вреда, уточенным в порядке ст.39 ГПК РФ, ссылаясь на то, что 23 декабря 2011 года по адресу:

г. Москва, Можайское шоссе, дом 29 произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автобус, принадлежащий 5 автобусному парку-филиалу ГУП «Мосгортранс», под управлением водителя С-ка Л.С. совершил наезд на пешехода П-ну., 1997 года рождения. В результате ДТП ей были причинены телесные повреждения, вред здоровью. Для восстановления состояния здоровья необходимо было приобретать лекарства. В связи с чем просит суд взыскать с ответчиков расходы на приобретенные лекарства 8261 руб. 55 коп., расходы на проезд в больницу и обратно 3596 руб., солидарно с ответчиков компенсацию морального вреда 100000 руб., расходы за оказание помощи представителя 40000 руб., за оформление нотариальной доверенности, за поврежденную обувь и пальто 4793 руб.

П-на А.И., ее законный представитель Г-ва и представитель по доверенности адвокат Б… — в судебное заседание явились, исковые требования поддерживают, просят их удовлетворить.

Представитель ответчика ГУП «Мосгортранс» в лице филиала 5 автобусный парк — в судебное заседание явился, с исковыми требованиями не согласен, просит в их удовлетворении отказать.

Представитель ответчика ОАО СГ «МСК» — в судебное заседание явился, не возражал против удовлетворения исковых требований в части приобретения лекарственных препаратов, которые были назначены истцу. В остальной части исковых требований просил отказать.

Суд, выслушав истца, его представителей, представителей ответчиков, изучив материалы дела, обозрев подлинники материала дела об административном правонарушении, амбулаторной карты, заслушав заключение прокурора, полагавшего исковые требования подлежащими частичному удовлетворению, приходит к следующему.

Согласно ст. 1064 ГК РФ Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с ч.1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Не выполнение  водителем С-к требований пунктов ПДД РФ не установлено, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренного ст.12.24 КРФоАП в отношении водителя С-к прекращено Постановлением об административном правонарушении. Однако отсутствие вины водителя ответчика в ДТП не служит основанием для освобождения от возмещения расходов, предусмотренных ч.1 ст. 1085 ГК РФ.

С ОАО СГ «МСК» в пользу истца подлежат взысканию расходы на лекарственные препараты 7050 руб. 55 коп., которые были приобретены, показаны истцу врачами-специалистами, что подтверждается амбулаторной картой и выписками из истории болезни (л.д.7-13), за исключением расходов на имунопрепараты и дерматологические препараты (1211 руб.(547 руб. скин-кап крем, тридерм мазь 630 руб., кетотифен 34 руб. ), поскольку не доказана необходимость их приобретения с последствиями ДТП. Неврологические препараты были показаны истцу для исключения последствия посттравматического синдрома, что подтверждается амбулаторной картой.

Что касается исковых требований о взыскании расходов на проезд, то доказательств целесообразности и необходимости, их связи с ДТП суду не представлено.

Оснований для взыскания стоимости куртки и обуви не имеется доказательства, подтверждающие повреждение одежды и обуви при ДТП отсутствуют, а в акте осмотра инспектором — не зафиксировано.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда» указано, что при определении размера компенсации морального вреда суду следует также учитывать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственным или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействиями) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

На основании ст. 1101 ГК РФ, исходя из характера физических страданий, причиненных П-ной. — закрытая черепно-мозговая травма: сотрясение головного мозга, ссадина лба; гематома лба; гематомы правой голени и стопы, гематома правое бедра; гематомы туловища, тяжести вреда здоровью — легкий вред, возраста истца на момент ДТП — 14 лет, исходя из принципа разумности, справедливости и исполнимости судебного акта, отсутствия вины у причинителя вреда, суд считает возможным удовлетворить требования истца частично и взыскать с ответчика ГУП «Мосгортранс» денежную компенсацию морального вреда в размере 60000 руб. Оснований для взыскания компенсации морального вреда солидарно с ответчиков не имеется, и положениями ГК РФ и ФЗ № 40 от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не предусмотрена.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд приходит к выводу, что исковые требований П-ной. подлежат частичному удовлетворению, с ОАО СГ «МСК» подлежат взысканию расходы на лекарственные препараты 7050 руб 55 коп., с ГУП «Мосгортранс» — компенсация морального вреда 60000 руб., расходы за оформление доверенности 1300 руб. Согласно ч.1 ст. 100 ГПК РФ с ответчиков пользу истца подлежат взысканию расходы на оказание помощи представителя в размере 22000 руб. — 2000 руб. с ОАО СГ «МСК», ГУП «Мосгортранс» — 20000 руб., исходя из принципов разумности, справедливости, степени участия представителя в рассмотрении дела, которым неоднократно уточнял с исковые требования, в связи с чем дело длительно находилось в производстве суда с января 2013 года. Согласно ч.1 ст. 103 ГПК РФ с ответчиков в доход государства подлежит взысканию госпошлина с ОАО СГ «МСК» -400 руб., с ГУП «Мосгортранс» — 2000 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ суд,

Согласно ч. 1 ст. 1068 ГК РФ Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

В силу ч.1 ст. 1085 ГК РФ При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно ст. 1083 ГК РФ Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

Как установлено в судебном заседании и следует из материалов дела, 23 ноября 2011 года в 7 час. 40 мин. по адресу: г. Москва, Можайское шоссе, у дома 29 (регулируемый перекресток Можайского шоссе и ул. Рябиновая) произошло дорожно-транспортное происшествие — наезд на пешехода. Водитель С-к., управлял по путевому листу, технически исправным автобусом Волжанин 6270, гос.номер ЕК 64577, двигался по проезжей части Можайского шоссе и при выполнении маневра правого поворота на проезжую часть ул. Рябиновая совершил наезд на пешехода П-ну А.И., 199? года рождения, которая переходила проезжую часть ул. Рябиновая, справа налево относительнс движения автобуса. П-на А.И. в результате данного ДТП была госпитализирована в 9 ДГКБ г. Москвы. Постановлением ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЗАО ГУ МВД России от 23 июня 2012 года производство по делу об административном правонарушении было прекращено в связи с отсутствием в действиях водителя С-к составе административного правонарушения.

Из акта судебно-медицинского обследования, находящегося в материалах дела об административном правонарушении (л.д.98) следует, что у П-ной. имелись повреждения — закрытая черепно-мозговая травма сотрясение головного мозга, ссадина лба (без указания точной анатомической локализации); гематома лба (без указания точной анатомической локализации); гематомы правой голени и стопы (без указания точной анатомической локализации), гематома правого бедра (без указания точной анатомической локализации); гематомы туловища (без указания точной анатомической локализации и количества). Данные повреждения в совокупности квалифицированы как легкий вред здоровью. Перелом костей правой стопы объективного подтверждения не нашел

Согласно ст. 7 ФЗ № 40 от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая возместить потерпевшим в части возмещения вреда причиненного жизни и здоровью потерпевшего не более 160 000 руб.

На момент ДТП гражданская ответственность водителя ответчика ГУП «Мосгортранс» была застрахована в ОАО СГ «МСК».

Довод стороны истца о виновности водителя ответчика ГУП «Мосгортранс» в совершении ДТП своего подтверждения в ходе рассмотрения спора по существу не нашел, опровергается постановлением о прекращении производство по делу об административном правонарушении,

 

РЕШИЛ:

Взыскать с ОАО СГ «МСК» в пользу П-ной расходы на лекарственные препараты 7050 руб. 55 коп., расходы на оказание юридической помощи 2000 руб., а всего: 9050 руб. 55 коп.

Взыскать с ГУП «Мосгортранс» в пользу П-ной компенсацию морального вреда 60000 руб., расходы на оказание помощи представителя 20000 руб., за оформление доверенности 1300 руб., а всего: 81300 руб. (восемьдесят одна тысяча три руб.)

Взыскать с ОАО СГ «МСК» госпошлину в доход государства 400 руб.

Взыскать с ГУП «Мосгортранс» госпошлину в доход государства 2000 руб.

В остальной части исковых требований П-ной к ОАО СГ «МСК», ГУП «Мосгортранс» о возмещении вреда здоровью, взыскании компенсации морального вреда отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Московский городской суд в течение месяца через районный суд.

 Судья

 

Решение вступило в законную силу.

Адвокатский экзамен, помогите новичку )

Доброго времени суток. Уважаемые специалисты, подал документы в АП г. Москвы для допуска к сдаче квалификационного экзамена, 1-ую часть экзамена — тестирование назначили, объявили дату, усиленно готовлюсь, если кто-то уже проходил тестирование в АП г.

Москвы, поделитесь впечатлениями, вопросы по каким тематикам входят в тесты, на какие отрасли права делать упор при подготовке ? Сышал, что большинство вопросов по ФЗ «об адвокатуре и адвокатской деятельности» и по кодексу проф.этики, так ли это?

Опять стрелочники?

Сегодня  судья Басманного суда города Москвы по ходатайству Главного следственного  управление СК России избрал в отношении подозреваемых, виновных  в аварии в московском метрополитене, старшего дорожного мастера службы пути ГУП «Московский метрополитен» Валерия Башкатова и помощника дорожного мастера пути Юрия Гордова, меру пресечения в виде ареста.  Авария произошла в  час пик на перегоне между станциями «Парк Победы» и «Славянский бульвар», когда сошли с рельсов три вагона поезда. Погибли уже 22 человека, многие находятся в реанимации и в ином тяжелом состоянии.

Публикация размещена в закрытом для непрофессионалов разделе

Для доступа к полному содержимому публикации, чтению комментариев других пользователей, ведению открытых и скрытых бесед по данному вопросу Вам необходимо:

  • 1. Авторизоваться или Зарегистрироваться
  • 2. Подтвердить свою профессиональную категорию